Андрей Краско: Смешное и страшное всегда рядом

 

Нелепая история

Как сам Андрей вспоминал, его отец известный питерский театральный актер Иван Краско, говорил, что артист — это он, а сын так, погулять вышел. Поначалу так оно и было. Жизнь складывалась как-то подозрительно беспечно. Поступил к легендарному Аркадию Кацману в Ленинградский театральный институт. Жил как хотел. Друг — актер Андрей Ургант вспоминает: «Сложилась неразлучная компания — Краско, я и Аркаша Коваль. Мы хором ушли от своих родителей и путешествовали. Денег не было. Жрать нечего. Паспорта закладывали. Ужас! Брали с собой смену белья, хорошие книги, банку консервов, бутылку — и в путь». В общем, было здорово. Но... в беззаботную жизнь начинающего артиста вмешался нелепый случай: партийное руководство Ленинграда решило подарить партийному руководству Томска к открытию местного ТЮЗа весь выпускной курс ЛГИТМиКа. Из Томска Краско вернулся через год, успешно дебютировал в фильме А. Лебедева «Личное свидание», вроде бы пошли роли и в театре (тогда Краско работал в труппе ленинградского «Ленкома»). Блестяще сыграл в картине «Никудышная» знаменитой Динары Асановой. Все эта «грозило» легкой карьерой, но... Опять нелепая история. В ленкомовской «Кукараче» Андрей играл роль расхристанного, но душевного участкового. Посмотреть спектакль «про своих» пришла высокая делегация из МВД. А тут коллега на сцене не по уставу одет. За опорочивание образа советского милиционера — в ссылку его, за полярный круг. Так Краско оказался в армии.

 

Возвращение в никуда

В армии, по воспоминаниям Андрея, устроиться можно запросто, «если ты что-тo умеешь». В советских вузах учили многому. В жизни пригождалось не все, в профессии и того меньше, а вот для армии в самый раз. Столичный парень, свой в доску, поначалу писал плакаты, а потом и вовсе выбился в начальники: командовал музвзводом. Казалось бы, полтора года — не срок. Но к тому времени, когда Краско вернулся, не было уже в живых ни Асановой, которая собиралась снимать его в новом фильме, ни руководителя «Ленкома» Геннадия Опоркова. Новый главреж Краско не взял — из-за «вспыльчивого характера». Трудно представить себе, что это такое — восемь лет вне профессии. Но каждый актер подпишется под признанием Андрея — это ад. Была, правда, и короткая удача — фильм «Прорыв» в 1985-м. А потом советское кино кончилось. Наступило время беспросветной нужды. Ради хлеба насущного он работал на кладбище, шил джинсы, торговал с лотка, ремонтировал квартиры.

...В каком-то смысле судьба его была на редкость последовательна — много обещала, принося затем разочарования. Во всем. И в личной жизни тоже. Официально актер был женат дважды и оба раза неудачно. Первый брак, студенческий, длился полгода. Когда жена-однокурсница ушла, Андрей загремел в психоневрологическую клинику, где ухитрялся лечиться без отрыва от репетиций и учебы. Вторая жена, польская актриса Мириам Александрович, тоже училась в Питере. Родила Краско сына Ваню и уехала с ним на родину. Сейчас Ивану уже двадцать пять, живет он в Польше. Все остальные браки Краско были гражданскими, от одного из них у актера подрастает сын Кирилл, которому исполнилось восемь лет. С его мамой он тоже расстался.

 

Работник невидимого фронта

Возвращение в кино состоялось в начале 90-х. Краско, поменявший к тому времени с десяток занятий, нашел твердый заработок: шоферил на «Ленфильме» — скорее с тоски по прошлому, чем в надежде на будущее. Вот тут-то судьба и улыбнулась. Его заметили на студии СТВ. Начали снимать Дмитрий Месхиев, Александр Рогожкин, Сергей Бодров, Алексей Балабанов. Для Краско эти съемки обернулись бесконечными эпизодами — два съемочных дня, три, один. Но короткие появления Краско на экране запоминались больше, чем длительные — главных героев.

Талант не пропьешь — увы, в биографии Краско эта печальная истина звучит в самом прямом своем значении. Заключая контракты на съемки, режиссеры вносили в документы отдельный пунктом требование являться на площадку в трезвом виде. Иначе штрафы. Краско усмехался и подписывал. Куда делся врожденный вспыльчивый нрав, и когда в его взгляде появилось это выражение мудрой печали?.. Неизвестно...

Тогда, в конце 90-х, и сложился этот образ. Неторопливый, спокойный человек без возраста: голова седая, на губах вечная ухмылка, глаза озорные, да еще и эта серьга в ухе. С середины 90-х стало ясно — Краско гений эпизода, самый колоритный комический актер России. Это прекрасно выучили режиссеры, но чтобы это выучила вся страна, потребовался знаменитый «Агент национальной безопасности». Сериал как сериал, если бы не колоритная парочка — этакие русские Шерлок Холмс (Михаил Пореченков) и доктор Ватсон (Андрей Краско). Последний слепил образ буквально из ничего. Невнятный сценарный персонаж Краснов — скорее болван, чем гений сыска. А вот, поди ж ты! Попадание оказалось верным до смешного. Однажды в небольшом ресторанчике к Краско подошел седовласый мужчина в штатском. Начальственным голосом представился генералом спецслужб и принялся со знанием дела хвалить работу Андрея в «Агенте»: «Прямо в точку попали. Ваш герой — ну просто вылитые наши сотрудники!» — «И много у вас в спецслужбах таких обормотов?» — вежливо поинтересовался Краско. «Да 90 процентов!» — с гордостью ответствовал генерал.

 

Народный артист

После «Агента» к нему пришла всенародная известность. И, право, он это заслужил. Радовался как ребенок, с трогательной внимательностью раздавал автографы. А внимание поклонников, надо сказать, порой переходило всякие разумные рамки. Краско вспоминал, как однажды спустился в метро и долго не мог из него выбраться, как в Лос-Анджелесе хотел пройтись по Аллее Славы, но и там его доставали просители автографов. С иронией как-то говорил своему коллеге, которого изумило, что поклонница попросила расписаться на... прокладке (ничего больше под рукой нет!): «Это еще что! Я тут как-то зашел в туалет, только отвернулся от писсуара, как мужик протягивает листок бумаги...»

В свое время надолго отлученный от работы, он не умел и боялся отказываться от ролей. Последние несколько лет работал так, что казалось, он хочет отыграть все сразу, за годы простоя. Только в 2005 Краско успел сняться в 15(!) фильмах и сериалах. Чередой шли и театральные проекты. Из самых известных — спектакли «Собачий вальс», «На дне», «Смерть Тарелкина», «Москва — Петушки». Московская сцена увидела и режиссерскую работу Краско — спектакль по пьесе Виктора Мережко «Новые русские мужики, или Мужчины на час». Работал Андрей и на ТВ в качестве ведущего в программе «Арсенал» на СТС и «Кто в доме хозяин» на «Культуре». Смущало одно — уж больно привязалось к Краско амплуа клоуна. Хотя сам актер против такого звания не возражал, даже, напротив, говорил, что шут — это лучшее, что может быть в его профессии. «У меня иногда спрашивают: «Ты чего одни комедии играешь?» А вся наша жизнь — человеческая комедия. Смешное и страшное всегда рядом находятся». Официального признания он так и не дождался. Единственная в его жизни награда — Санкт-Петербургская независимая актерская премия имени Владислава Стржельчика. Как вспоминает худрук Дома актера Нелли Бродская, «Кирилл Лавров и Алиса Фрейндлих посмотрели его театральные работы и выбрали именно Андрея. Тогда многие кричали, что это девальвация премии, что его никто не знает. Но жюри разглядело в нем Личность, масштабного Актера, в котором хорошая школа сочетается с интеллектом».

Он очень уставал, в последние годы все чаще напоминало о себе больное сердце. Зная свой безотказный характер, общение с режиссерами и журналистами перепоручил своему агенту Лизе Башаровой. Берег некую стабильность в личной жизни: последние три года он провел вместе с женщиной, которую встретил еще на съемках «Агента национальной безопасности» (она была ассистентом режиссера), — Светой Кузнецовой. Когда в марте 2006 года его спросили: «Вы торопитесь жить?» — ответил: «Не знаю... А чего тропиться-то? Несколько лет назад, когда я только вернулся в кино, то все хотелось успеть. В каком-то журнале даже напечатали, что я занимаю первое место по количеству сыгранных сериалов. А сейчас думаю приостановиться. Только если будет какая-то большая работа».

...Когда началась работа над «Ликвидацией», стояла июльская жара. За день до рокового сердечного сбоя снимали сцену смерти героя Краско. В кино не любят играть такие сцены. Торопятся снять. Но тут что-то не заладилось. Снимали долго, трудно, подробно. Коллега Владимир Машков ворчал: «Нехорошо это...» Краско виновато разводил руками, мол, извините, если что не так... А через день ему стала плохо, и врачи, добиравшиеся в украинскую глушь полтора часа, не успели его спасти.

Ольга Андреева, "ТВ ПАРК", № 28, июль 2007

Воспоминания Владимира Хотиненко, Александра Рогожкина и Лизы Башаровой из этой же публикации можно прочитать на страничке "Воспоминания об Андрее Краско" раздела "Память".